Статья 167. Ограничение применения норм иностранного семейного права

Опубликовано 19-11-2010

Нормы иностранного семейного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство Российской Федерации.

Комментарий к статье 167.
1. Предусмотренная в ст.167 СК норма известна во всем мире как оговорка
о публичном порядке (ordre public). В силу этой оговорки иностранное право,
к которому отсылает коллизионная норма, не применяется, если такое применение
противоречило бы публичному порядку данной страны. Как видно, норма ст.167
СК может ограничивать действие коллизионных норм раздела VII СК. Хотя КоБС
тоже включал статью аналогичного содержания (ст.169), до последнего времени
она практически не действовала ввиду применения в российском коллизионном
семейном праве, как правило, отсылок к российскому законодательству. С расширением
применения иностранного семейного права, увеличением числа отсылок к нему
в коллизионных нормах раздела VII СК значение нормы о публичном порядке должно
возрасти.
Оговорка о публичном порядке содержится в праве всех без исключения государств,
во многих из них она выражена в законодательстве, в частности, в законах о
международном частном праве, в ГК или СК (Австрия, Бразилия, Венгрия, Германия,
Греция, Италия, МНР, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд и т.д.). Отсутствие
специальной нормы в законодательстве не мешает государствам (США, Франции
и др.) широко применять оговорку о публичном порядке на практике. Данная оговорка
включается и в международные договоры, она отражена в ряде договоров России
о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Доктрина
повсеместно признает необходимость оговорки о публичном порядке, имея в виду,
что отсылка коллизионной нормы формулируется широко и может привести к применению
законодательства любого иностранного государства, возможно, с весьма далекой
правовой системой.
2. Содержание понятия «публичный порядок» понимается по-разному. В законодательстве
разных стран и даже в самом российском законодательстве, как и в международных
договорах, применяются разные формулировки. Но во всех случаях речь, очевидно,
идет об основах, т.е. основополагающих принципах правопорядка. Здесь следует
обращаться к Конституции РФ, в частности, к гл.2 «Права и свободы человека
и гражданина». Например, основополагающим принципом можно считать закрепленное
в ст.19 Конституции РФ равноправие мужчины и женщины. Основные начала семейного
законодательства отражены и в ст.1 СК (см. комментарий к ней).
Однако необходимо учитывать, что в ст.167 СК речь идет не об общей оценке
действующего в иностранном государстве законодательства в области брака и
семьи, а о возможности применения конкретных норм этого законодательства к
конкретным ситуациям. В этой статье, как и в ранее действовавшей ст.169 КоБС,
говорится о противоречии основам правопорядка не самих иностранных законов,
а их применения в России. Например, нормы иностранного права, допускающие
полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но
это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются,
не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране; нельзя,
в частности, возражать против признания алиментных обязательств членов полигамной
семьи.
3. Отказ в применении нормы иностранного семейного права на основании
противоречия основам правопорядка России влечет за собой согласно ст.167 СК
применение соответствующего российского законодательства.