Статья 66. Осуществление родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка

Опубликовано 19-11-2010

1. Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования.
Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию.
2. Родители вправе заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка.
Если родители не могут прийти к соглашению, спор разрешается судом с участием органа опеки и попечительства по требованию родителей (одного из них).
3. При невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством. При злостном невыполнении решения суда суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребенка, может вынести решение о передаче ему ребенка исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка.
4. Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на получение информации о своем ребенке из воспитательных учреждений, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и аналогичных организаций. В предоставлении информации может быть отказано только в случае наличия угрозы для жизни и здоровья ребенка со стороны родителя. Отказ в предоставлении информации может быть оспорен в судебном порядке.
(в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ)

Комментарий к статье 66.
1. Общение ребенка с родителями, родителей со своими детьми служит удовлетворению
жизненно важных потребностей как несовершеннолетних, так и взрослых членов
семьи. К тому же это право и тех и других. Но если п.1 ст.55 СК говорит о
праве на общение ребенка в широком контексте, то ст.66 СК посвящается праву
на общение с ребенком родителя, который живет от него отдельно. Это обстоятельство
делает невозможным постоянный ежедневный контакт одного из родителей со своими
детьми. К тому же ребенок любого возраста должен иметь единый режим воспитания,
жить сообразно сложившемуся в его семье укладу, иметь привычную среду обитания.
В противном случае может пострадать его воспитание. Тем не менее общение с
ребенком родителя, живущего отдельно от него, предполагает существование постоянного,
систематического контакта между ними, а не эпизодических неожиданных встреч.
Общение к тому же не может носить формального характера, должно приносить
пользу ребенку, служить источником его полноценного воспитания.
Постановке вопроса об обеспечении права на общение родителя не обязательно
должно предшествовать разрешение судом спора о месте жительства ребенка. Проживание
ребенка с одним из родителей может быть результатом их договоренности. Если
же такой договоренности нет, проживающему отдельно родителю принадлежит право
выбора: ставить ли вопрос об общении или просить суд решить, с кем из родителей
должен проживать ребенок.
2. Другой формой осуществления родительских прав лицом, которое не проживает
со своим ребенком, является участие в его воспитании. Это участие предполагает
использование различных способов положительного воздействия на ребенка, оказывающих
благотворное влияние на формирование его личности. Для этого используются
не только личные контакты (общение), но и телефонная связь, переписка и т.п.
Отдельно проживающему родителю принадлежит также право на решение вопросов,
связанных с получением ребенком образования. Но если родитель, осуществляющий
непосредственное воспитание, имеет право выбора образовательного учреждения,
формы обучения, то второй из них такими правами не наделен. Он лишь может
дать совет, рекомендацию, оказать необходимую помощь при решении проблем,
связанных с получением ребенком образования.
3. Право на общение относится к числу личных прав одного из родителей,
о существовании которого прямо говорит закон. Поэтому нарушение этого права,
создание условий, затрудняющих или делающих невозможной его реализацию, есть
правонарушение. Причем это нарушение не только прав одного из родителей, но
и ребенка (см. ст.55 СК и комментарий к ней). Поэтому п.1 ст.66 СК запрещает
родителю, с которым проживает ребенок, препятствовать его общению с другим
родителем при условии, если такое общение не причинит вред физическому и психическому
здоровью ребенка, его нравственному развитию (см. комментарий к ст.65 СК).
Поэтому в основе противодействия общению не должны лежать сугубо личные, продиктованные
эгоистическими соображениями мотивы.
Чаще всего проблемы осуществления права на общение возникают при прекращении
семейных отношений между родителями. Поэтому целесообразно именно в этот момент
решить все вопросы, связанные с правом на общение. Тогда легче оценить реальную
перспективу будущих контактов отдельно проживающего родителя со своими детьми.
Облегчая эту задачу, п.2 ст.66 СК предоставляет родителям право заключать
соглашения о порядке осуществления права на общение. Здесь могут быть зафиксированы
любые важные для сторон нюансы: место общения, его частота, продолжительность
и т.п. В любом случае это соглашение должно быть, во-первых, свободно от положений,
противоречащих интересам ребенка, во-вторых, заключено в простой письменной
форме, не подлежащей нотариальному удостоверению. Неисполнение такого соглашения
любой из сторон правового значения не имеет. Но при необходимости это соглашение
может послужить одним из доказательств при рассмотрении судом иска об устранении
препятствий к общению.
4. Поскольку нарушение права на общение касается одного из наиболее значимых
личных прав гражданина как родителя, п.2 ст.66 СК устанавливает защиту прав
отдельно проживающего родителя в судебном порядке. В отличие от КоБС при наличии
спора, связанного с реализацией этого права, любая из заинтересованных сторон
может обратиться с иском в суд. Спор разрешается судом с обязательным участием
органов опеки и попечительства, дающим свое заключение по поручению суда,
а не по просьбе родителей. При подготовке заключения органы опеки и попечительства
могут содействовать заключению соглашения родителей, мирному урегулированию
существующих между ними разногласий. Если эта цель становится невозможной,
подобного рода задачу предстоит попытаться решить суду. Когда и это не удается,
суд в своем решении подтверждает право на общение и одновременно определяет
его форму, сообразуясь с конкретной ситуацией (возрастом ребенка, состоянием
его здоровья, привязанностью к каждому из родителей и т.п.). В иске может
быть отказано, если того требуют интересы ребенка. Но всякий раз такой отказ
нуждается в серьезном обосновании.
5. Судебный порядок защиты прав родителя, проживающего отдельно от ребенка,
служит более надежной гарантией осуществления права на общение. Поскольку
противодействует их реализации обычно другой родитель, к нему применяются
меры, обязывающие к исполнению решения суда — денежный штраф в размере до
200 установленных законом минимальных размеров оплаты труда (ст.406 ГПК).
Если родитель, обязанный устранить препятствия к общению, по независящим от
него причинам сделать этого не может (тяжело болен, выехал в командировку
и т.п.), применение к нему мер принудительного характера откладывается (см.
ст.79 СК и комментарий к ней). Сознательное упорное нежелание подчиниться
решению суда, уйти от его исполнения любым способом, даже ценой нанесения
душевной травмы ребенку, рассматривается как злостное невыполнение решения
суда. Это позволяет родителю, проживающему отдельно от ребенка, предъявить
ко второму родителю иск о передаче ему несовершеннолетнего для совместного
с ним проживания. При рассмотрении такого иска суд обязательно учитывает мнение
ребенка, его желание (нежелание) перейти жить к другому родителю. Самого по
себе противодействия исполнению решения суда по делам подобного рода для лишения
родительских прав недостаточно (см. ст.69 СК и комментарий к ней). Если родитель,
чьи права нарушаются, стремится только к общению (не может взять к себе ребенка
по объективным причинам), он вправе обратиться за помощью в орган опеки и
попечительства, к педагогу, воспитателю. В любом случае эффективной будет
линия на мирное урегулирование проблемы.
6. Отдельно проживающий от ребенка родитель имеет право на получение
интересующей его информации о ребенке из любого учреждения, где находится
его ребенок, будь то общеобразовательное учреждение, специальное учебно-воспитательное
учреждение для детей и подростков с девиантным поведением или больница, дом
инвалидов и т.п. Этим правом обладает не только тот из родителей, кто живет
отдельно от ребенка, но и оба родителя, если они почему-либо разлучены со
своими детьми (п.4 ст.9 Конвенции ООН о правах ребенка). Для реализации названного
права не имеет значения, почему родители (один из них) не живут вместе со
своими детьми (из-за ареста, пребывания в местах лишения свободы и т.п.).
Пункт 4 ст.66 СК не уточняет, о какой информации о ребенке идет речь. Надо
полагать, что имеются в виду официальные сведения, затрагивающие родительские
права и обязанности. К их числу относятся и сведения о состоянии здоровья
ребенка. Согласно ст.31 Основ законодательства Российской Федерации об охране
здоровья граждан родители как законные представители своих детей в возрасте
до 15 лет имеют право на получение информации о состоянии их здоровья (дети
более старшего возраста сами обладают таким правом). Статья 39 Закона РФ «О
психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (ВВС РФ,
1992, N 33, ст.1913) вменяет в обязанность администрации и медицинскому персоналу
психиатрической больницы информировать родственников или законных представителей
пациента (любого возраста) об изменениях состояния его здоровья и происшедших
с ним чрезвычайных происшествиях. К сведениям, которые могут затрагивать права
родителя, относятся и касающиеся социальной защиты граждан (в том числе несовершеннолетних),
подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.
Статья 46 Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию
радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» от 15 мая 1991 г. в редакции
Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О социальной защите
граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской
АЭС» от 18 июня 1992 г. гарантирует гражданам «своевременное получение полной
и достоверной информации по вопросам, касающимся чернобыльской катастрофы…».
Для родителя, проживающего отдельно от ребенка, имеет значение ст.2 Закона
РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»
в редакции Федерального закона от 14 декабря 1995 г. «О внесении изменений
и дополнений в Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих
права и свободы граждан» (СЗ РФ, 1995, N 51, ст.4970), согласно которой каждый
гражданин имеет право получить, а должностные лица, государственные служащие
обязаны ему предоставить возможность ознакомления с документами и материалами,
непосредственно затрагивающими его права. Эта информация может быть устной
и письменной.
Предоставление информации о ребенке не должно представлять угрозы его
жизни и здоровью со стороны родителя, если он, например, страдает тяжелым
и опасным для окружающих психическим заболеванием; глубоким слабоумием; после
возвращения из мест лишения свободы продолжает вести асоциальный образ жизни
и т.п. Родитель, имеющий право на информацию о ребенке, вправе оспорить (обжаловать)
в судебном порядке отказ в предоставлении ему этой информации. При этом он
освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений),
но должен доказать факт нарушения своих прав, в данном случае родительских.